Калачакра

 
Естественная Мандала
Panoramio Foto Gallery
Фиолетовому пламени
Колесо времени

 

mandala

 

С начала и до конца присутствие на посвящении Калачакры включает в себя визуализации — мысленные представления*. Прежде всего, английское слово, обозначающее зрительное представление, visualisation - визуализация не передает полного значения санскритского или тибетского термина, поскольку соответствует работе только со зрительной сферой. Однако практика мысленного представления включает в себя виды, звуки, запахи, вкусы, физические ощущения, умственные чувства, такие как радость, и чувство того, кто мы и где находимся, что находится вокруг нас и что происходит.

 Слово imagination, «воображение», возможно, ближе к этому значению. Воображение — это не просто интеллектуальная деятельность, при которой мы стараемся ввести в фокус внимания мельчайшие детали умственного образа. Это процесс полного преобразования, вовлекающий в равной степени и ум, и сердце, и ощущения, и чувство самотождественности, и пространственную ориентацию. В рамках тантрического контекста для успешного мысленного представления чего-либо требуются два главных фактора: ясность видимости и гордость.
Калачакра
«Гордость» означает уверенное чувство или ощущение тождественности. Во время мысленных представлений мы стараемся почувствовать, что наш духовный мастер и мы сами действительно являемся образами Будды, место, где мы находимся, это действительно мандала, а то, что мы рисуем как происходящее, случается по-настоящему.
 В начале намного более важно иметь эту гордость или чувство действительности, чем иметь ясность деталей. Сосредоточиться на создании глубокого чувства тождественности и местонахождения нас самих и нашего учителя. Наш духовный мастер — это Калачакра, образ Будды. Неважно, можем мы видеть его или ее с двадцатью четырьмя руками, не это составляет суть дела. Суть дела — это чувство, распознание этого человека как совершенно Пробужденного существа. Мы пребываем в символическом мире Калачакры.
* - пример визуализации
 
16 СОН:   Много людей. Они идут влево вокруг площади. Сновидящий не в центре, а сбоку. Люди говорят, что гиббон должен возродиться. Здесь квадрат (площадь) появляется впервые. Предположительно он возникает из круга с помощью четверых человек. ( Это будет подтверждено позже.) Подобно lapis, tincturarubea (Красная тинктура [лат.] Алхимический термин, синоним камня философов, конечный продукт Великого Делания. ) и aurum philosophicum, квадратура круга всерьез занимала средневековые умы. Это символ opusalchymicum (рис. 2), так как он раскалывает первоначальный единый хаос на четыре элемента и затем объединяет их в высшее единство.
Единство представлено кругом, а четыре элемента - квадратом, площадью. Производство одного из четырех - это результат процесса возгонки и сублимации, который принимает так называемую "циркулярную" форму: дистиллят подвергается воздействию различных форм возгонки так что "душа" или "дух" будут выделены в их чистейшем виде. Продукт обычно называется "квинтэссенцией", хотя это ни в коем случае не единственное название для вечно вселяющего надежду и никогда не обнаруживаемого "Единого". Он имеет, как говорят алхимики, "тысячу имен", как и primamateria.
 
kalachakra Генрих Кунрат так сказал о циркулярной дистилляции:

"Через Круговращение или Круговое Философское вращение квартернера оно возвращается обратно к высочайшей и чистейшей Простоте сверхсовершенной Всеохватывающей Монаде... Из грубого и нечистого Единого грядет "сверхчистое и утонченное Единое" и так далее. Душа и дух должны быть отделены от тела, а это все равно что смерть: Поэтому Павел из Тарса говорил: Cupio dissolvi et esse cum Christo. Поэтому, дорогой мой Философ, должен ты поймать Дух и душу Магнезии".
Рис. 2. "Все существует в троице, но только в четверице обретается радость". (Квадрирование круга) - Jamsthaler, Viatorium spagyricum (1625)
Дух (или дух и душа) — это ternarius или число три — который должен быть первым отделен от своего тела и после очищения последнего, влит в него обратно. Очевидно, тело — четвертое. Здесь Кунрат ссылается на пассаж из Псевдо-Аристотеля, где круг, возрождаясь из треугольника, вписывается в квадрат. Эта круглая фигура, вместе с Уроборосом — драконом, заглатывающим свой хвост — основная алхимическая мандала.
Более специфическая ламаистская мандала обычно содержит квадратную в плане ступу. Мы можем видеть из мандал, выполненных в твердом материале, что это действительно план строения. Квадрат также передает идею дома или храма, или внутреннего, обнесенного стенами пространства (см. изображение слева). Согласно ритуалу, ступы всегда нужно обходить вправо (т.е. по часовой стрелке.), потому что движение влево - зло. Левая, "дурная" сторона - сторона бессознательного. Следовательно, движение влево равносильно движению в направлении бессознательного, тогда как движение вправо "верно" и направлено к сознанию. На Востоке содержания бессознательного постепенно, через длительную практику, приняли определенные формы, которые должны быть приняты как таковые и сохраняться в сознании. Гурьясамаджа
Йога, поскольку мы знаем ее как установившуюся практику, во многом продвигается тем же путем: отображает фиксированные формы в сознании. Ее наиболее важная Западная параллель — Exercitia spiritualia ( Духовные упражнения [лат.] )Игнатия Лойолы, которая аналогично отображает на психе фиксированные концепции о спасении. Эта процедура "правильная", поскольку символ все еще действительно выражает бессознательную ситуацию. Психологическая правильность Восточной и Западной йоги прекращается только тогда, когда бессознательный процесс, предвидящий предстоящие изменения сознания, настолько развился, что отбрасывает тени, значение которых уже адекватно не выражается традиционными символами или рассогласовано с ними. Тогда и только тогда можно сказать, что символ потерял свою "правильность".
 
kalachakra Такой процесс отмечает постепенное изменение на протяжении веков восприятия мира в человеческом бессознательном и ничего не может поделать с интеллектуальным критицизмом такого восприятия. Религиозные символы являются феноменом жизни, очевидными фактами, а не интеллектуальными убеждениями. Если Церковь долго цеплялась за идею, что солнце обращается вокруг земли, а затем отказалась от этого в девятнадцатом веке, она всегда может сослаться на психологическую правду того, что для миллионов людей солнце действительно вращается вокруг земли, и что только в девятнадцатом веке человечество достаточно уверилось в планетарной природе земли.
Рис. 4. Квадрирование круга превращает два пола в единое целое. - Maier, Scrutiniumchymicum (1687)
К сожалению "правды" нет, если нет людей, способных это понять. Предположительно обход квадрата в левую сторону показывает, что квадрирование круга — стадия на пути к бессознательному, точка перехода, ведущая к цели, лежащей пока вне его. Это один из тех путей к центру не-эго, которые были проторены средневековыми исследователями при производстве lapis.
Rosarium гласит: "Из мужчины и женщины сотвори круг и извлеки четырехугольник из этого, а из четырехугольника — треугольник. Сделай круг и ты будешь иметь философский камень" (рис. 2, 4).
Символизм ритуалов возрождения, если воспринимать его всерьез, ведет далеко за пределы архаичного и инфантильного к врожденному психическому типу, который является результатом и вкладом всей жизни предков вплоть до животного уровня - отсюда символика предков и животных. Ритуалы являются попытками устранить раздел между сознанием и бессознательным, действительным источником жизни, и дают возможность создать нечто вроде воссоединения личности с родиной предков, инстинктивный склад характера. Будь эти ритуалы возрождены, они не принесут определенных результатов, они должны были не только исчезнуть в доисторические времена, но так никогда и не смогут выдвинуться на первое место. Наша предыстория доказывает, что даже если сознательное мышление ушло далеко от древних концепций ритуалов возрождения, бессознательное все равно стремится к ним в снах.
 
Справедливо, что без качеств автономии и автаркии
( Самоудовлетворение [греч.] ) не будет сознания совсем, однако, эти качества также означают опасность изоляции и застоя, так как, отсекая бессознательное, они приводят к отщеплению инстинкта. Потеря инстинкта - это источник нескончаемых ошибок и неудач.
В конце концов факт присутствия сновидящего "не в центре, а сбоку" подчеркнуто указывает на то, что случится с его эго: оно больше не сможет требовать центрального места, а будет заранее удовлетворено положением спутника, или, по меньшей мере, планеты, вращающейся вокруг солнца. Очевидно, важное место в центре оставлено для гиббона, который вот-вот будет возрожден. Гиббон относится к антропоидам и за счет своего родства с человеком является подходящим символом для той части психе, которая уходит в дочеловеческое. Далее, мы видим на примере кинокефала - или павиана с собачьей головой, ассоциируемого с Тотом-Гермесом (рис.5), высшей из обезьян, известных Египтянам - что его богоподобное родство делает его подходящим символом и для той части бессознательного, которая превосходит сознательный уровень. Предположение, что человеческая психе имеет пласты, лежащие ниже сознания, видимо не вызывает серьезных возражений. Но то, что могут быть также и слои, лежащие выше сознания, представляется предположением, которое граничит с crimen laesae majestatis humanae ( Преступление, заключающееся в оскорблении человеческой природы [лат.] ).
В моем понимании сознание может претендовать лишь на относительно центральное место и следует принять факт, что бессознательная психе превышает его и как бы окружает со всех сторон. Бессознательные содержания привязывают сознание к психическим состояниям, с одной стороны, и архетипическим данным, с другой. Но сознание распространятся вперед интуицией, которая определена частично архетипами и частично подсознательным восприятием, зависящими от относительности пространства и времени в бессознательном. Я должен предоставить читателю после внимательного размышления над этой серией снов и проблемами, которые они открывают, возможность сформировать свое собственное суждение относительно допустимости таких гипотез.
Тот
Рис. 5. Тот в образе кинокефала. - С надгробия Аменхотепа, около Дейр-эль-Медины, Луксор (XII век до н.э.) 
Карл Густав Юнг. Символизм сновидения.
 
Алхимический opus соотносился не столько с химическим процессом как таковым, но с чем-то, напоминающим психические процессы, выраженные на псевдохимическом языке. Древние более или менее хорошо представляли себе, что такое химический процесс, тем более должны были осознавать, что их деятельность не просто химия. В конце концов накопилось огромное множество доказательств того, что в алхимии существуют, на наш взгляд, два гетерогенных, развивающихся параллельно, но несравнимых течения. Алхимическое "tam ethice quam physice" (сколько этического - т.е. психологического, столько и физического) не постижимо нашей логикой. Если алхимик, как мы решили, использует химический процесс чисто символически, то зачем он работает с тиглями и перегонными кубами в лаборатории? И если он утверждает, что занят описанием химических процессов, почему искажает его алхимическим символизмом?
Это противоречие должно было вызывать головную боль у многих добросовестных и способных учеников. С одной стороны, алхимик заявлял, что тщательно оберегает истину для того, чтобы злые или невежественные люди не получили власти над золотом, и тем самым предохраняет мир от катастрофы, с другой стороны, тот же самый автор утверждает, что золото, которое он ищет, не является - как предполагают глупцы - обычным золотом (aurum vulgi), а есть философское золото или даже волшебный камень, lapis invisibilitatis (камень-невидимка), или lapis aethereus (эфирный камень), наконец, труднопредставимый гермафродитный rebis (рис. 6), и он заключал, что презирает все предписания. Однако, с психологической точки зрения, соображения о судьбе человечества как побудительный мотив секретности и мистификации крайне неубедителен. На самом деле, как только что-нибудь реально открывалось, об этом обычно громогласно сообщалось. Действительность заключалась в том, что алхимик почти ничего не разглашал о методах алхимии, по крайней мере связанных с получением золота.
Мистификация может быть чистым блефом с понятной целью эксплуатации доверия. Но попытка объяснить алхимию в целом только с этой точки зрения приходит, по моему мнению, в противоречие с тем, что огромное число детальных, наукообразных и тщательно проработанных трактатов были написаны и вышли в свет анонимно и не могли принести выгоду. В то же время шарлатаны издавали множество сомнительных сочинений.
 
alh kalachakra Но мистификация могла также появиться из иного источника. Подлинная мистерия не нуждается в таинственности или секретничанье; используя тайный язык, она обрисовывает себя множеством образов, свидетельствующих о ее природе. Я не говорю об охраняемом личном секрете, но о мистерии, предмет или свойства которой являются "секретными", т.е. постигаемыми лишь намеками, но, в сущности, неизвестными. Настоящая природа материи не была известна алхимику: он знал ее только поверхностно. Пытаясь исследовать ее, он проецировал бессознательное во тьму материи, дабы осветить ее. Для того, чтобы открыть тайну материи,
Рис. 6. Меркурий в виде солнечно-лунного гермафродита (rebis), стоящий на (круг) хаосе. (1622)
он проецировал в то, что требовало объяснения, другую тайну, а именно - свое неизвестное психическое содержание!: Obscurum perobscurius, ignotum per ignotius!* Конечно, это явление не было намеренным; оно происходило непроизвольно. Строго говоря, проекция не производится как таковая, она просто происходит сама собой. Во мраке чего-либо внешнего для меня я нахожу, не осознавая этого, внутреннюю или психическую жизнь, которая оказывается моей собственной. Тем не менее, мне кажется, было бы ошибкой объяснять формулу "tam ethice quam physice" теорией соответствия, и утверждать, что она является "причиной" формулы. Наоборот, она скорее всего представляется рационализацией результатов проекции. Алхимик практиковал свое искусство не потому, что исходил из теории соответствий, истина состоит в том, что он убедился в присутствии предшествующих существованию принципов в физической материи. Я склоняюсь к тому, чтобы признать подлинной причиной развития алхимии не философскую доктрину, но личные проекции исследователей. Я думаю, что во время своего химического эксперимента оператор испытывал определенный психологический опыт, который проявлялся в нем как особое поведение химического процесса. Поскольку это был вопрос проекции, он, естественно, не осознавал, что полученные результаты не имели ничего общего с материей как таковой (как мы ее понимаем теперь). Он трактовал свою проекцию как свойство материи; но то, что в действительности исследовалось, было его бессознательное. Таким образом он кратко описывал всю историю знаний человечества о природе. Как мы хорошо знаем, наука началась с наблюдения звезд, и человечество открыло в них доминанты бессознательного, "богов", как и странные психологические свойства зодиака: полностью проецированную теорию человеческого характера. Астрология есть первичный опыт проекции, подобный алхимии. Такие проекции повторяются там, где человек пытается познать темную бездну и произвольно заполняет ее живыми формами.  Он [ Зосим, алхимик философ третьего столетия ] стремился производить опыты на самой материи, добиваясь полной идентичности между ее поведением и процессом в своей собственной психе. Но как упомянутая идентичность находится в бессознательном, Зосим не способен сообщить об этих процессах больше, чем остальные. Для него она просто существует и не только служит переходом, но и действительно является мостом, соединяющим психическое и материальные проявления в нечто единое, так что "то, что находится внутри, находится и вне".**
 
* - Объяснить неясное еще более неясным, неизвестное еще более неизвестным (лат.)
** - ср. Представление о сознании - Прим. Кончок Тензин.
 
Карл Густав Юнг. Психическая природа алхимического делания.